Особенности защиты по экономическим преступлениям.

Что такое экономическое преступление? Это дело документальное, где нет подозреваемого. Поэтому нет процессуальных прав. На сегодняшний день это тренд в уголовных делах против бизнеса. Что это дает следователю? У него есть возможность проводить аресты счетов, обыски, выемки, назначать экспертизы, а у клиента почти нет никаких прав, так как нет процессуального статуса. Почему я работаю в сфере уголовной защиты предпринимателей? Потому что работал следователем и знаю психологию правоохранителей, механизм принятия тех или иных процессуальных решений. С другой стороны, работал корпоративным юристом в крупной газовой компании и понимаю бизнес-процессы. Есть разница между криминальным адвокатом и бизнес-адвокатом. Бизнес-адвокат должен обеспечить клиенту продолжать зарабатывать деньги во время уголовного преследования. Если его бизнес встанет, он не сможет вам платить полноценный гонорар. Бизнес-адвокат должен тесно работать с корпоративным юристом. На мой взгляд, задача инхаус-юриста выявить угрозы. Обычно собственник не интересуется такими вопросами. Даже если у него «серая» компания, он думает, что у него все замечательно и все «схвачено». Задача юриста показать свою компетентность, потому что когда начнутся проблемы, то связи не будут работать. Дело в том , что у нас в стране так называемая коррупция ею по существу не является. Заносятся деньги в кабинеты, но решения оттуда не выходят. Фактически, происходит мошенничество. Нет полноценной вертикали принятия решений. В лучшем случае можно получить пустое и немотивированное постановление, которое будет отменено на любой проверке. Поэтому юрист обязан объяснить собственнику эти риски и выгодность работать по-белому. Следователь и бизнес-адвокат работают со страхами. Разница в том, что первый  их нагнетает по принципу: что с тобой будет, если… Адвокат тоже рисует картинки, но в позитивном ключе. Задача адвоката эти страхи уменьшить и помочь клиенту обрести уверенность. Зачастую клиент работает с государственным бюджетом. В этом случае существует реальная угроза получить ЕРДР по хищению. При этом вообще не имеет значение, качественно ли клиент отработал договор по госзакупу. «Прилетает» обычно в течение 2-3 лет после сдачи работ. Например, клиент построил железнодорожную ветку, которая сократила срок перевозки в разы, все были довольны. Даже кому-то вручили государственные награды. Но потом было возбуждено дело и моему клиенту, финансовому директору посоветовали бежать, пока все не утрясется. Она уехала в Москву, а все субподрядчики и сотрудники компании показали на нее. В итоге, у всех стало хорошо, а у моей клиентки плохо. Она была объявлена в розыск, ей «повесили» букет статей, в том числе хищение, уклонение от уплаты налогов, контрабанду и этап по тюрьмам из Москвы в Алматы почти в полтора года. Затем шесть месяцев судебного процесса, в ходе которого обвинение развалилось. А чтобы не было обидно прокурору, ей оставили уклонение от уплаты налогов, которое тоже прекратили по амнистии. Другой тренд по хищениям характеризуется тем, что уголовные дела по этой категории друг на друга не похожи. Их рождение можно сравнить со стартапом: отсутствие системности, командной работы. Нет нормальной взаимосвязи между прокурором, следователем и оперативным сотрудником. Одна из причин этому – у них нет общей конечной цели. Другая – это низкий образовательный уровень у правоохранителей. Дела по налогам начинаются после уведомления. Надо учесть то обстоятельство, что данное преступление характеризуется прямым умыслом. Поэтому его еще надо доказать. Хорошим способом является обжалование уведомления в судебном порядке. Именно в судебном процессе директор и бухгалтер, субъекты налогового преступления могут доказывать отсутствие у них умысла. Ну и как правило, пока иск находится в суде клиента не будут трогать с Департамента экономических расследований. Отдельно надо остановиться на обысках в компании. Какого результата ждет от вас клиент? Что именно мы должны защищать: технику, людей, счета, кэш или товар? Причем этот ожидаемый результат, как и свой гонорар надо обсудить заранее. Если клиент просит сохранить максимально все перечисленное, тогда надо заходить на обыск командой адвокатов, потому что невозможно сконцентрировать одинаковое внимание на всех этих аспектах. Обычно, после обыска уходит часть сотрудников, остальные пугаются и тоже начинают искать новое место работы. Поэтому надо готовить людей к обыску. Избегать формальности в обучении. Лояльный сотрудник поможет собственнику во время обыска. Если клиент просит, чтобы было по — закону, надо объяснять, что потом трудно будет что-то вернуть. Бывают случаи, когда клиент – потерпевший. Здесь все печально. Современная тенденция у правоохранителей по уголовным делам с частным интересом – это переложить на вас свою работу по доказыванию. Сейчас по экономике гораздо тяжелее работать на стороне потерпевшего, чем подозреваемого. Это сложная задача найти свободного, трезвого и не занятого на дежурстве  следователя. При этом в своих ходатайствах вы должны так все отразить, что это будет пошаговая памятка, план по уголовному делу. Например, вопросы свидетелям, где, что и как изымать, что потом с этим делать. И не факт вообще, что следак будет этим заниматься. Например, у меня есть иностранный клиент- собственник местной компании, в которой директор украл 50 миллионов тенге. Дело начато шесть месяцев. За этот период следователь провел всего два допроса. Причем с нарушением процессуального закона. Так, эти допросы он провел по прерванному делу. И не надо надеяться, что постановление следственного судьи как-то подстегнет следователя к каким-то телодвижениям. Поэтому сейчас мы отправили жалобу в следственный суд уже жалобу на бездействие прокурора. Будет ли толк – большой вопрос. Или другой кейс. Топ-менеджеры транспортной компании создали схему хищений через завышение договоров транспортных услуг. Дело расследовалось почти два года. Ценой невероятных усилий и гигантского количества жалоб потерпевшего дело производством окончено. Но при ознакомлении ты понимаешь, что дело в суде не пройдет из-за неустранимых нарушений уголовно-процессуального закона. И ты думаешь, что же делать дальше. Поэтому когда разговариваешь с клиентом-потерпевшим ему надо сразу объяснять по срокам и результатам. Как правило, по экономическим преступлениям людей не сажают. Назначаются экспертизы, которые длятся месяцами. Плюс следователь может уволиться, перевестись. Новому следователю, чтобы «въехать» в тему надо время, которого у него нет (смотрите выше). Даже если дело поступит в суд, то не факт, что подсудимый получит срок. А если и получит, то будет ли возмещение ущерба или человек выберет отсидеть. Перечисленное это только лишь малая часть работы бизнес-адвоката, основной целью которого является не только защита клиента, но и его бизнеса.

Контакты

Адрес
Республика Казахстан, 050000,
г. Алматы, ул. Мауленова,
дом 111, 1 этаж, 38 офис.
Телефон
+7 727 266-61-50
+7 727 266-62-50 (факс)
Эл. почта
Просто оставьте ваш номер, мы перезвоним
Оставьте ваш номер, мы перезвоним
Перезвоним
в течение 10 минут